kim_1894 (kim_1894) wrote,
kim_1894
kim_1894

ИГИЛ и Смыслы

ИГИЛ и Смыслы // or sex, drug and rock and roll


Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.

Гамлет. В. Шекспир (пер. Б. Постернака)


Вчера посмотрел передачу по НТВ «Список Норкина», где задавались вопросом: Почему В. Караулова пошла в ИГИЛ и почему вообще люди идут в радикальный ислам?
Как сообщают СМИ, в Европе участились случаи ухода людей в радикальный ислам:





«Франция, к примеру [http://lifenews.ru/news/143910], стала лидером среди европейских стран по случаям бегства подростков для вступления в ИГИЛ. Боевиков «Исламского государства» поддерживают 27% молодежи, тогда как в соседней Великобритании всего 4%». Но, в целом, идет рост приверженцев исламизма среди европейского населения и эта проблема уже коснулась нас.



Тогда возникает справедливый вопрос:
Почему в сытой Европе, в Европе, где давно победил Модерн, где человек может вкушать блага от капиталистического государства молодые люди выбирают терроризм?

Что это?

С.Е. Кургинян в передачи «Список Норкина» дает свой ответ, но мы смело можем возразить: ведь это ответ Кургиняна (хотя его ответ мне лично нравится и я его разделяю), но…
Тогда, что бы не быть уличенным в пристрастности к Кургиняну, предоставим ответ на наши вопросы Виктору Франклью.

Ви́ктор Эми́ль Франкль (1905 – 1997) — австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря. Франкл является создателем логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии.


В своей книги «Страдание от бессмысленности жизни» он пишет:

«Каждая эпоха порождает особый невроз, а значит, и потребность в особом методе психотерапии.

В эпоху Фрейда причиной всех бед считалась сексуальная неудовлетворённость, а ныне нас уже волнует другая проблема — разочарование в жизни. Если во времена Адлера типичный пациент страдал от комплекса неполноценности, то в наши дни пациенты жалуются главным образом на чувство внутренней опустошённости, которое возникает от ощущения абсолютной бессмысленности жизни. Вот что я называю экзистенциальным вакуумом.

Приведу несколько строк из письма, которое я получил от одного американского студента. Он пишет: «Все мои знакомые в Америке, молодые люди моего возраста, тщетно силятся понять, зачем они живут на свете. Мой лучший друг недавно ушёл из жизни потому, что не видел в ней никакого смысла». Судя по моему опыту, — а я читал лекции в ста двадцати девяти американских университетах и имел возможность общаться с тамошними студентами, — эти строки очень точно отражают реальность и передают настроение и дух, царящие в среде американского студенчества.

Разочарование в жизни одолевает не только молодёжь, но и людей старшего поколения. Взять, к примеру, результаты опроса, проведённого Рольфом фон Экартсбергом среди выпускников Гарвардского университета. Спустя двадцать лет после защиты диплома многие из них жаловались на то, что жизнь кажется им совершенно бессмысленной, а ведь они сделали успешную карьеру, жили в достатке и производили впечатление вполне благополучных людей.

С каждым днём мы всё яснее видим, что ощущение бессмысленности жизни проникает повсюду. С этим уже соглашаются даже психоаналитики и марксисты. Совсем недавно участники международной конференции фрейдистов единодушно признали, что сейчас люди всё чаще обращаются к психоаналитикам с жалобами на то, что их жизнь утратила всякий смысл. Более того, они предполагают, что нередко пациенты нарочно затягивают курс психоанализа до бесконечности, поскольку психоаналитическая терапия, так сказать, faute de mieux [за неимением ничего лучшего (фр.)] становится для них единственным смыслом жизни».


То есть Фрнакль говорит, что в современном западном мире жизнь потерпела крах, западный человек (невзирая на потребительское изобилие) глубоко несчастный человек, так как его жизнь не имеет смысла. Потребление не дает смысла, а порождает только невроз, отчаянье и в итоге смерть (суицид).

Как же с этим бороться?

Человек должен найти смысл жизни, его жизнь должна быть осмысленной, он должен выполнить свое предназначение:

«Эйнштейн как-то сказал, что человек, который не видит смысла в своей жизни, не только несчастлив, но и, наверняка, нежизнеспособен. И действительно, стремление к смыслу в какой-то мере равносильно тому, что американские психологи называют «фактором выживания». Один из важнейших уроков, которые я усвоил в Освенциме и Дахау, заключается в том, что в нечеловеческих условиях способен выжить лишь тот, кто устремлён в будущее, кто верит в своё призвание и мечтает выполнить своё предназначение».

А если современный Запад не дает этого жизненного смысла то, что делать? Либо погружаться в дурман наркотической, виртуально реальности и забыться либо досрочно прервать свою никчемную (гнетущую) жизнь. Что собственно и происходит в современном обществе: sex, drug and rock and roll и суицид, о чем также упоминает ученый в своей работе. Это понятно, но причем здесь ИГИЛ?

Действительно, причем?

А при том, что ИГИЛ это накаленная, страстная структура. Да предельно антигуманистическая, да злая, темная, но (видимо) подлинная, дающая смыслы, потому-то человек туда и бежит. И хватается за нее как утопающий за соломинку.
- Хороша соломинка, - скажете вы.
Отвечу: - Нет, ужасна, но этому несчастному человеку, она дает осмысленную жизнь. Скажете, что там же агрессия, кровь, убийство. Так оно и есть, но…
Но пусть скажет Франкль:

«Ни в психологической фрейдистской теории агрессии, ни в биологической теории Конрада Лоренца, основанной на исследованиях в области сравнительной этологии, не учитывается такое неотъемлемое свойство человеческой психики и эмоциональной жизни, как интенциональность. Дело в том, что людям просто не свойственна агрессия в чистом виде, та агрессия, которая накапливается и затем начинает рваться наружу, вынуждая свою «беспомощную жертву» искать объект для «отреагирования», вымещения злости. Даже если агрессия в полной мере обусловлена биологическими и психологическими факторами, в человеческой душе она всё равно преобразуется, или, как сказал бы Гегель, «перерастает» в нечто иное. В душе у человека агрессия превращается в ненависть! А ненависть, в отличие от агрессии, — это целенаправленное интенциональное побуждение, поскольку человек ненавидит что-то или кого-то.
Ненависть и любовь свойственны только человеку, поскольку они представляют собой интенциональные побуждения. Человек любит и ненавидит по каким-то соображениям, а не просто под влиянием неких психологических или биологических факторов, которые «подспудно» и «подсознательно» вызывают агрессивные или сексуальные импульсы. О таких биологических факторах мы можем судить по опытам В.Р. Гесса, который вызывал у кошек приступы немотивированной агрессии, раздражая электрическим током подкорковые центры их головного мозга.
Разве можно сказать, что борцы антинацистского сопротивления просто давали выход своим агрессивным импульсам, объектом которых в силу обстоятельств или по воле случая оказался Адольф Гитлер? По существу, активисты сопротивления боролись даже не с самим Гитлером, а с нацистским режимом, со всей системой национал-социализма. Они выступали не против определённого человека, а против конкретной идеи. И по большому счёту, только благодаря такой «идейности», только благодаря тому, что мы не только живём какой-то идеей, но и готовы умереть за неё, мы и становимся настоящими людьми».
Повторю:

«…только благодаря тому, что мы не только живём какой-то идеей, но и готовы умереть за неё, мы и становимся настоящими людьми».

ИГИЛовцы имеют свою гнусную идею, они готовы за нее умирать, они страстно накалены, поэтому они тянут за собой западного человека, лишенного смысла в западном мире, в мире, где ему уготовлена смерть.

Что же нам делать?

Смотрите передачу «Список Норкина» и думайте, думайте, думайте!!!



Tags: Варя Караулова, ИГИЛ, Смыслы, Список Норкина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments